На мажорной нотке

Объявление

Степень доверия источникам информации каждый определяет для себя сам;)
Вместо Правил: на форуме Правил нет, поэтому приветствуются чувство такта и чувство меры)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » На мажорной нотке » Ответ Чемберлену » Альтернативная история часть 2


Альтернативная история часть 2

Сообщений 841 страница 860 из 990

841

Альма1 написал(а):

Эх, я тут большой пост настрочила и случайно нажала не туда и удалила растяпа

ну вот  :surprise: кого-то мне это напоминает  http://www.kolobok.us/smiles/artists/just_cuz/JC_thinking.gif  :D

свернутый текст
Кет 86 написал(а):

Ну что сделать, кино смотрим вместе)))

Да !!! сама виновата  :D

842

Альтернативная история. Из тьмы. Часть вторая

Сейчас

… И он ушел, незаметно и безболезненно. Могила – все, что осталось от Игоря Соколовского, успевшего дохренищу всего в свои двадцать девять. Кое-кто подтвердит. Привет, пап…

Старый вонючий матрас, брошенный прямо на цементный пол. Байрамов может и с приветом, но не настолько, чтобы заботиться о комфорте мертвецов. Обступающие стены каменной клетки метра два на полтора, до которых легко достать рукой, не утруждая себя лишними движениями. Соколовский утруждается и тут же об этом жалеет. С облегчением убеждается, что снова поторопился умирать. Темнота.

Вика.

Тонкая шерсть и безупречный покрой депутатского костюма на нелепом контрасте с колченогим стулом и облезлым столом в просторном пустом помещении, похожем на склад. Лицо Игнатьева землисто-серого цвета. Он слушает, не прерывая и не поднимая глаз. Жалкая, сгорбленная тень того кем был. Не оправится, думает Соколовский и продолжает рассказывать, скупо и не вдаваясь в подробности. Уверяет себя, что милосердие – совсем не то, что им движет. И уж точно он не проходится по профессионализму Байрамова. Не помогает. Тот и так дает волю своим садистским наклонностям и Игорь с опозданием осознает, что Игнатьеву и в голову не придет остановить помощника, что ему до мира живых? Темнота.

Вика.

Мост весь в ржавчине. Ржавчина? Кровь. Крови много и она повсюду. На металле, снегу, его руках, и Соколовский до жути боится узнать чья она. Темнота. 

Вика.

Родионова - константа, снова и снова выдергивающая Соколовского из замкнутого круга кошмаров и беспамятства. Оставаться в сознании представляется важным, для чего – он все никак не вспомнит, но в любом случае неосуществимым. У него жар, обезвоживание и наверняка сотрясение мозга. И Соколовский уже верит, что нормально функционирующие мозги - недосягаемая роскошь. Люди, места, события причудливо путаются, наслаиваются друг на друга, искажаются, и он понятия не имеет, что реально, а что - нет. И не было ли на самом деле спасение Вики очередным витком его бреда. Прямой и самый короткий путь чтобы съехать с катушек? Это он и есть. …

Отпустили внезапно и без объяснений. Удар ногой по двери разбудил бы и глухого, ее приоткрыли и с помощью фонарика убедились, что Соколовский зашевелился, потом швырнули что-то в темноту, приказав надеть. Что-то было мешком, плотным на ощупь и пыльным, но Соколовский предпочел не спорить. Вот бы еще понять, что это значило.

С мешком на голове он ничего не видел, если при нем и разговаривали то только жестами, и сколько их было, он понятия не имел. Спросил про Игнатьева и получил в ответ дуло пистолета приставленное под горло и вкрадчивое «Хочешь поговорить?». Поговорить почему-то расхотелось.

Куда-то приволокли, куда-то оказалось машиной, скорее всего внедорожником. Остатки мозгов сигналили, что если бы от него хотели избавиться, то сделали бы это и там, не напрягаясь, прямо на складе. Правда, Игорь при всем желании не стал бы полагаться на свою голову сейчас. Но была апатия и больше ничего. И он забил.

Ехали полчаса или больше. Потом остановились и без слов, грубо вытолкнули из машины. Больно приземлился на асфальт, звук мотора отъезжающего авто – и Соколовский свободен.

Сорвал мешок и осмотрелся. Он понятия не имел, где находится – на какой-то окраине, застроенной похожими одна на другую панельными коробками. Место не самое оживленное.

Прихрамывая, заковылял по тротуару. Мороз пронизывал до костей, но это было даже хорошо, помогало держаться на ногах.

Позвонить. Только вот редкие прохожие шарахались и ускоряли шаг, едва он пытался приблизиться и заговорить.

Сжалилась продавщица из кофейной будки, к которой он подошел, уже ни на что особо не надеясь. Дала свой мобильный и участливо предложила вызвать скорую. Он попросил воды.

Первое что сделал, это проверил время и дату на узком экране треснутого кнопочного динозавра  - он уже ни в чем не был уверен. Выходило, Соколовского продержали сутки, и это кардинально расходилось с его собственным представлением о времени – по ощущениям прошло уже как минимум втрое больше.

- Андрей Васильевич.. .. это Соколовский… Как Вика? Да я в порядке, Родионова как?...  Где?... Скоро буду…  Нет, сам.

Привалился к стене, накапливая силы. Сделал пару жадных глотков из бутылки, еще и еще.

Все получилось. Единственное что важно. Теперь.

Вернул телефон и еще раз отказался от помощи. Выбросил пустую бутылку в урну. Потом остановил лениво проезжающее мимо такси.

Было семь двадцать утра.

Он увидел ее издалека, на крыльце отделения. Окутанную желтоватой дымкой еще горящих фонарей, такую хрупкую и почти нереальную, что кажется, моргнешь – и исчезнет.

Не исчезла. Хотел скорее, но пока неуклюже выбирался из такси, она уже бежала к нему.

Успел поймать к себе в объятия. Заметить какой же изможденный у нее вид. Прозрачная кожа, лишь подчеркивающая темные круги под глазами. Искусанные губы. И щеки мокрые от слез.

Сутки, целые сутки, Соколовский, она не знала, жив ты или мертв.

Припал к ее губам, прося прощения и за это тоже. Начав целомудренно и осторожно, привыкая к тому, что она не мираж, но сорвался, не давая теперь выдохнуть ни себе ни ей. И плевать что видят.

- Любишь, значит? – Наконец смогла выговорить она, задыхаясь. - Так любишь, что скорее дашь себя прикончить, чем доверишься мне до конца?

Полоснув как бритвой неприкрытой болью.

В смятении, не в состоянии сказать хоть что-то, прижал к себе крепче. Рваные удары ее сердца отзывались такими же в его собственном.

А вышедшие вслед за застрявшим у выхода Кравцовым Пряников и двое молоденьких дежурных могли изумленно наблюдать, как железная капитан Виктория Родионова плачет, обнимает и покрывает пылкими поцелуями лицо своего бывшего подчиненного, никого совершенно не стесняясь.

Пряников смущенно кашлянул, давая знать, что они не одни, еще раз, громче. Никакого эффекта. Махнул рукой.

- Насмотрелись? А служить кто будет? – Строго прикрикнул на дежурных, больше для порядка чем по делу - чтобы не расслаблялись.

А сам помедлил, совсем чуть-чуть, задержавшись взглядом на Родионовой и Соколовском, и улыбнувшись себе под нос, направился в здание.

Знобило Вику уже меньше, но все равно запахнул ее куртку сильнее, закрыл собой от холода.

-  Никогда…. никогда… слышишь? … не делай так больше!

Он накосячил так много и везде, что сходу бы не взялся угадать, о чем она. Но момент для выяснений  был не самый неподходящий, поэтому ничего не оставалось, как пообещать:

- Не буду, Вик, ну все, все, – успокаивал, касаясь негнущимися пальцами ее волос, целуя в недоверчивую улыбку, рядом…

Нужно было оторваться от нее. Возвращаться в ненавистную реальность.

- Вик…подожди… Игнатьев… и Кирсанов… я должен…

Заминка. И что-то не так.

- Нет, Игорь… Не должен, все закончилось. Они мертвы. Оба. – И пока он оправлялся от потрясения, она бережно, почти невесомо проводила пальцами вдоль запекшихся ссадин на его лице. – Но все - потом. Тебе нужно в больницу.

- Не нужно, - возразил он, и это было самонадеянно даже для него.

- Ты хоть видел себя? Нет, конечно, иначе бы не спорил.

- Зачем? Мне вполне хватает смотреть на тебя. – Переча только из чистого упрямства. – Вик, пойдем внутрь, замерзнешь.

Руки с ее талии так и не убрал, но Вика и не возражала. Ее взгляд таил обещание, от которого вскипала кровь, и это стоило того чтобы согласиться на все что она скажет.

843

Энжи, я первая? Классно! Вика, наконец, отпустила себя))) Все равно ей, кто  там смотрит)))
Поняла, почему ты говорила, что сцены сойдутся, ведь у тебя, Игорь тоже,  избит и весь в крови) Неясность сознания, тоже представила, если папа приходил))) а мама?
Грасисас http://www.kolobok.us/smiles/artists/vishenka/l_daisy.gif  http://www.kolobok.us/smiles/standart/kiss.gif

844

http://www.kolobok.us/smiles/standart/snooks.gif  http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/girl_pinkglassesf.gif Анжела!!! С утра такой подарок! Спасибо!

845

Девочки, огромное спасибо http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_heart.gif Потихоньку виден свет в конце туннеля http://www.kolobok.us/smiles/standart/rofl.gif Даже не верится что уже почти, полтора года назад я об этом и мечтать не смела :D

846

ПОТРЯСАЮЩЕ!
Анжела, я верила в твои обещания, что всё будет хорошо, но, прочитав первые строчки, у меня даже "руки задрожали". Я стала прокручивать в конец и хватать обрывки фраз, которые мне подсказали: "Соберись, Наташенька, и читай внимательно". Вот умеешь ты так писать про "наших", что сразу реальные киношные картинки представляются!  http://www.kolobok.us/smiles/artists/just_cuz/JC_ThankYou.gif

847

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Анжела, ты волшебница. Спасибо. http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_heart.gif  http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/girl_in_love.gif
Я очень люблю твоих Игоря иВику http://www.kolobok.us/smiles/artists/just_cuz/JC_ThankYou.gif  http://i.smiles2k.net/plakat_smiles/ahuet.gif  http://www.kolobok.us/smiles/artists/vishenka/l_daisy.gif

848

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Ага, бальзам)))

849

Nataliya написал(а):

Анжела, я верила в твои обещания, что всё будет хорошо, но, прочитав первые строчки, у меня даже "руки задрожали"

http://www.kolobok.us/smiles/artists/vishenka/l_daisy.gif Как же приятно, что АИ вызывает эмоции и погружение в историю :jumping: . Каждый раз переживаю как в первый получиться ли донести то что сидит в голове и когда читаю отзывы, немного успокаиваюсь.
Натали, спасибо что верила и в меня, твоей заслуги здесь очень много!!!  Девочки http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_heart.gif !Светуль, Катюш, Женек, вы так помогаете каждый раз справиться с мандражем "выйдет ли", спасибо огромное!

Катюш, про мертвых вначале - мне там показалось уместным только папу упомянуть. У Игорька мысли что за свою не такую уж и длинную жизнь он успел натворить дел и кто как не папа знает об этом лучше всех. Тем более чувства вины никто не отменял. Потому он увидел тогда отца. Все перемешалось в голове, мост, отец, Вика. Как-то так:)

850

А я терплю)

851

Бармалейка написал(а):

А я терплю)

Я такая любопытная что не смогла бы не сунуть нос  :crazyfun:

852

Я и сунула, правда в комментарии))  Спасибо, что в них кроме восторгов практически ничего нет!))

853

Уже не так часто как раньше (100500 раз :D ), но все равно иногда хочется окунуться в любимую историю, спасибо Анжела тебе!
Скоро отпуск, хочу пересмотреть все сначала (М1), а потом целиком АИ - и будет мне счастье!!!

854

Наташ, понадеюсь что если и не закончу до тех пор, то хоть выложу еще одну часть, предпоследнюю. Пусть время до отпуска пройдет быстрее, а во время него - тянется бесконечно приятно http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_heart.gif

Бармалейка написал(а):

Я и сунула, правда в комментарии))  Спасибо, что в них кроме восторгов практически ничего нет!))

Девочки преувеличивают, но я им благодарна за крылья http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_rose.gif

855

Альма1 написал(а):

Девочки преувеличивают, но я им благодарна за крылья

Нее, неправда, мы еще скупы на похвалы, в Книге фанфиков, тебя намного лучше хвалят))) НО, ты же знаешь, что любим и ценим, мы просто сказать, так красиво, поэтично не умеем)))

856

Альтернативная история. Про Тимошина

Сейчас

Максим Тимошин обвел взглядом кабинет, все пять лет бывший молчаливым свидетелем его подъема, так словно видел его впервые.

Все дела сданы, кроме одного - Алисы Бергер. Само собой, уголовное преследование было прекращено, в связи со смертью подозреваемого. Отсутствовала одна подпись - Соколовского. Ирония судьбы и простая формальность, как и два месяца назад – подписать пару бумаг, а все обвинения с него уже сняты.

Дело могли отдать кому угодно, но оставили за Тимошиным, доводить до конца, и ему ничего не оставалось как доводить, в авральном режиме и под пристальным контролем начальства.

Как будто покойнику не все равно реабилитируют его или нет, стискивая зубы, оптимистично корпел над бумагами Тимошин.

Ожиданий старшего помощника прокурора чертов мажор не оправдал, объявившись живой, пусть и изрядно потрепанный. У прокуратуры все было готово уже к концу следующего дня, но пришлось ждать, когда тот выйдет из больницы.

Доказательства виновности Кирсанова передала капитан Родионова. Вечером, когда операция по поискам Соколовского набрала обороты. Тогда-то он ее и увидел. По телефону, робея как подросток, предложил за ней заехать и получил в ответ безразличное: «Не нужно, мне по пути». Легко догадаться откуда, если Управление ФСБ - в трех кварталах, а сопровождал ее фсбшник, столбом застывший у двери кабинета следователя, всем своим видом говоря - правила игры изменились.

Тогда, рядом с ней, замирая, Тимошин думал что чуть было не похерил все.

И о том, что разбить в пух и прах те самые улики, собранные Соколовским и принесенные на блюдечке Родионовой не составит труда. Когда это успел, кувыркаясь с ней в постели, пока остальные пытались напасть на его след? Смешно.

Тимошину было как угодно только не смешно.

Факты подтвердились, все до единого.

Жизнь старшего помощника прокурора стала предметом чьей-то злой шутки, не иначе.

Приказ уже подписан. С завтрашнего дня он – в свободном полете или свободном падении, это еще предстоит узнать.

Руководство умыло руки, отдав на растерзание Службе собственной безопасности его, Тимошина. Рыбьи глаза смотрели брезгливо-бездушно, как на незнакомца. За все время Тимошин так и не стал своим. Здесь и своих-то нет – все готовы перегрызть друг другу глотки. И он был готов. Поэтому двуличие начальства, еще совсем недавно одобрившего каждое его действие, а теперь  усердно делающего вид, что впервые обо всем этом слышит, его совсем не удивляло.

Тут проколов не прощают. Единственным проколом старшего помощника прокурора было поставить не на того.

- По хорошему, не мешало бы принести Соколовскому публичные извинения. – Начальство это делать, естественно, не собиралось. – Ваша самодеятельность вышла далеко за рамки служебных полномочий, ну да это не мне решать. И кстати, что у вас там с этим Соколовским? Очень похоже на личную неприязнь.

Можете не рассчитывать, Тимошин скорее съест свое удостоверение и Уголовно-процессуальный кодекс РФ в придачу, чем извинится.

Он уже и не надеялся вернуться. Но не сказать, что Тимошину было все равно. Исчезнувшие улики в деле Лапиной не его «заслуга», но в остальном-то он по уши. А когда проверка коснется всей его работы, внутренним расследованием уже не отделаться.

Еще одну жертву, Козырева, ушли быстро и окончательно. Самое короткое и бесславное нахождение в должности в истории Управления ФСБ и не только его, и без всяких надежд на возвращение. Но то, что кому-то было хуже, Тимошина совсем не грело.

И тем не менее, Соколовский не очень-то и злопамятен, надо это признать - на его месте Тимошин поступил бы куда жестче.

В последний раз сделал себе кофе. В кабинете не хватало кислорода, и он открыл окно. Морозный воздух ворвался в помещение, принося с собой хоть какое-то подобие облегчения. 

Расслабил галстук и расстегнул две верхних пуговицы на рубашке. Горячая чашка приятно согревала ладони.

Из задумчивости вывел рев мотора старого раздолбанного BMW, шумно подъехавшего к прокуратуре и затормозившего прямо под его окнами. Тимошин насмешливо подумал дать бесплатный совет водителю – сменить манеру езды, на менее самоуверенную и более подходящую по статусу этой развалюхе. Но лицо вытянулось, едва рассмотрел кто был за рулем. Игорь мать его Соколовский. Которому, в отличие от некоторых, нет необходимости самоутверждаться за счет крутой тачки. И приходить вовремя, видимо, тоже – опоздал на двадцать минут.

Родионова. Она была с ним.

У Тимошина пересохло в горле.

Из машины вышли оба, и Тимошин внутренне весь подобрался.

Соколовский был в рубашке, держа левую руку на перевязи. Дежавю. Тимошин вдруг отчаянно пожалел, что наркоман тогда промазал. И что охранники Игнатьева могли бы быть и пометче. В этого Соколовского стреляли с такой завидной регулярностью, что обычным операм и не снилось, и все равно никак не пристрелят окончательно.

Соколовский обошел капот, шагнул к ней и… тут Тимошин показался жалким даже самому себе, продолжая наблюдать, втихаря, как эти двое целуются, прижимаясь друг к другу, переплетая пальцы, и все это выглядит не напоказ, а так будто им действительно жизненно необходимо касаться друг друга каждые гребаные пять минут.

С третьего этажа Тимошин расслышал его неохотное «я быстро» и Соколовский направился к ступенькам, а она осталась у машины с влюбленной улыбкой глядя вслед.

Тимошин никогда раньше не видел, чтобы она улыбалась.

Все это время он занимался самообманом, говоря себе, что сам не хочет с ней связываться, но пора было посмотреть правде в лицо - у него с самого начала не было шансов.

Стук в дверь, короткий и энергичный. Соколовский вошел, и Тимошин непроизвольно сжал ладони в кулаки, ногти больно впились в кожу. Он впервые ненавидел, до такой степени что держать себя в руках было почти невыполнимой задачей.

Правая кисть у Соколовского была перебинтована, ручку он держал с трудом и подпись вышла корявой. Скользнув по Тимошину рассеянным взглядом, лаконично уточнил «Это все?» и получив утвердительный ответ, не глядя вышел. Мыслями Соколовский был не здесь, и, черт побери, Тимошин его понимал.

Сам не зная зачем, он вернулся к своему наблюдательному пункту у окна. Мазохист потому что, других объяснений не было.

Подойдя к машине, Соколовский открыл было дверцу, но помедлил, посмотрел на Родионову, повернул голову в сторону окон кабинета Тимошина и захлопнув дверцу, бегом рванул назад. Забыл что-то? Тимошин недоуменно огляделся вокруг и ожидаемо ничего не обнаружил.

В этот раз дверь кабинета распахнулась грубо и со всей силы, еле удержавшись на петлях. От Соколовского несло агрессией. И направлена она была на него, Максима Тимошина.

- Это был ты. – Наступая на него, швырнул в лицо непонятное обвинение Соколовский.

Тимошин растерянно моргнул.

- Что, не понял? – Плохое предчувствие тонкой струйкой пота стекало по спине.

- Это. Ты. Сказал. Игнатьеву. Про. Родионову.

Похолодели руки. Откуда, черт побери?....  Байрамов сдал?  Или посмертный сюрприз от депутата?

На мажора ему всегда было начхать. Но Родионова – совсем другое дело. Да он уже миллион раз успел пожалеть, только вот это ничего не меняло…

Максим Тимошин был куда выше, здоровее и крепче и трижды в неделю ходил в спортзал (нужно же как-то устранять последствия сидячего образа жизни), но преимущество ничего ему не дало. Где-то глубоко Тимошин знал, что не будет драться, лишь попытается уклониться от удара.

И это ему почти удалось. Первый – дезориентировал. Второй – обрушился молотом, Соколовский вложил в него всю силу и ярость. Показав на что способен когда не скованы руки.

Падая, Тимошин стукнулся о шкаф плечом, потом затылком, и какие-то мгновения находился в нокауте.

- Вставай. – Губы Соколовского сложились в одну жесткую линию, взгляд говорил «убью».

И Тимошин с радостью вернул бы ему любезность, успев пересмотреть свое, весьма опрометчивое, решение не драться, только теперь даже подняться не мог самостоятельно.

Тыльной стороной ладони попытался вытереть кровь. Блядь. У него сломан нос.

Но странное дело, кулак Соколовского оказал весьма благотворное действие на мыслительный процесс. Его осенило – то не был, не мог быть Соколовский. Он не из тех, кто бьет исподтишка. А Тимошин сам виноват, просчитался, тактик хренов. Да и судя по всему, никто его не сдавал, умник сам догадался.

Тысяча маленьких острых молоточков застучала по мозгу. Тимошин поморщился. Это были не молоточки, а каблуки капитана Родионовой. Она прибежала сюда, запыхавшаяся и раскрасневшаяся…

Протестующее вскрикнула и Соколовский на миг стушевался.

- Игорь, что здесь?...

Тот пыхтел как паровоз. И молчал.

- Это был он?

Она задала простой вопрос и Тимошин понял что это конец всему.

- Вик, иди в машину. – Глухо ответил Соколовский. – Пожалуйста. – Тембр голоса сменился на мягкий, упрашивающий.

Отличная идея. Между «побуду-ка я боксерской грушей Соколовского» и «Родионова теперь знает какой я подонок» Тимошин однозначно выбирал первое.

Родионова и не думала слушаться.

- Это был он. – Утвердительно сказала она.

И прежде чем его раздавило, Тимошин удивился тому как  эти двое, говоря одно и умалчивая другое, ухитряются настолько хорошо понимать друг друга.

Взглянула на него лишь мельком - и он не выдержал и опустил глаза, - потом снова на Соколовского, с беспокойством, страхом. Боясь, блядь, за него. Да тут если и бояться, то уж точно не за ее бешеного дружка. Как раз он-то справлялся неплохо, угрюмо думал Тимошин, трогая свою онемевшую челюсть.

- Игорь, смотри на меня!

Казалось, он ее и не слышит.

- Пожалуйста!

Смотря в глаза, Родионова взяла его за руку. На бинтах быстро проступали красные пятна, она всего лишь держала его забинтованную ладонь в своих ладонях, успокаивающе проводя большими пальцами вдоль запястья, и это было самое интимное проявление чувств, какое Тимошин только видел. Секунда, две, три…

Соколовский еще колебался, но вулкан уже был потушен. Бросил тяжелый взгляд на Тимошина и вышел первым. Она - следом, не оглянувшись.

Тимошин откинулся на спину, закрыл глаза. Вставать пока не хотелось.

857

Энжи!!! Очень живописно)) Как руки у машины сплели, я ясно представила, взлгяд, на друг друга)))
И потом))) Если бы, Игорь, не был так взбешен))) и Вике не надо было, гасить его ярость, Викуся, могла сама приложить, этого гада))))  Так спокойно "Смотри на меня", и как руку гладила)))) Все увидела,и представила)))) Здорово! Молодец!!!! http://www.kolobok.us/smiles/artists/vishenka/l_daisy.gif  :cool:

858

Альма1 написал(а):

продолжая наблюдать, втихаря, как эти двое целуются, прижимаясь друг к другу, переплетая пальцы, и все это выглядит не напоказ, а так будто им действительно жизненно необходимо касаться друг друга каждые гребаные пять минут.

Дух захватывает! И все бабочки мира слетелись! Умница Анжела! http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_rose.gif

859

Потрясающая история💐💐💐 Спасибо!

860

Maria написал(а):

Потрясающая история💐💐💐 Спасибо!

Мария, мне безумно приятно http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_heart.gif, спасибо большое за теплые слова!
Добро пожаловать к нам http://www.kolobok.us/smiles/artists/vishenka/l_daisy.gif


Вы здесь » На мажорной нотке » Ответ Чемберлену » Альтернативная история часть 2